Facebook Ru | En
Блог

Безграничная абстрактность. Как бороться со злоупотреблениями векселедержателей

05.09.2017

Абстрактность векселя, его независимость от обязательства, в уплату которого он выдан, располагает к злоупотреблениям. Судебные споры очень разнообразны: от необоснованных взысканий вексельной задолженности до искусственного увеличения кре- диторской задолженности в делах о банкротстве. Практика идет по пути отказа от презумпции абсолютной абстрактности векселя. Суды стали уделять внимание основаниям выдачи векселя.

Абстрактность в законе и судебной практике

Основные правовые акты, которые регулируют вексельный оборот, были изданы более 70 лет назад. Это сильно отражается на юридической технике их написания и, главное, актуальности применения в современных гражданских правоотношениях.

При этом в тексте Положения о переводном и простом векселе, утв. постановлением ЦИК СССР и СНК СССР от 07.08.1937 № 104/1341 (далее — Положение), нашел свое отражение указанный выше традиционный подход к абстрактности векселя. Так, в соответствии с п. 16 Положения лицо, у которого находится переводный вексель, рассматривается как законный векселедержатель, если оно основывает свое право на непрерывном ряде индоссаментов.

Вместе с тем в п. 17 Положения предусмотрено исключение, в соответствии с которым векселедатель вправе противопоставить векселедержателю возражения, основанные на их личных отношениях к векселедателю или к предшествующим векселедержателям, только если векселедержатель, приобретая вексель, действовал сознательно в ущерб должнику.

Эти нормы не раз становились предметом рассмотрения высшими инстанциями. Так, в п. 15 совместного постановления пленумов ВС РФ и ВАС РФ от 04.12.2000 № 33/14 «О некоторых вопросах практики рассмотрения споров, связанных с обращением векселей» (далее — Постановление № 33/14) специально уточняется, что нужно понимать под «действиями сознательно в ущерб должнику». Речь идет о ситуации, когда векселедержатель знал об отсутствии законных оснований к выдаче (передаче) векселя до или во время его приобретения.

Другое важное разъяснение, которое дали пленумы, — это распределение бремени доказывания наличия сознательных действий векселедержателя в ущерб должнику. Обязанность доказывания обстоятельств, свидетельствующих о недобросовестности держателя векселя, лежит на лице, к которому предъявлен иск.

Третий момент, на который стоит обратить внимание в Постановлении № 33/14, это то, что лицо, обязанное по векселю, освобождается от платежа в случае, если докажет, что предъявивший требования кредитор знал или должен был знать в момент приобретения векселя о недействительности или об отсутствии обязательства, лежащего в основе выдачи (передачи) векселя, либо получил вексель в результате обмана, кражи, либо участвовал в обмане в отношении этого векселя или его краже, либо знал или должен был знать об этих обстоятельствах до или в момент приобретения векселя.

Индоссамент

С латинского in — «на», dorsum — «спина» — это односторонняя сделка, подтвержденная записью о ее совершении на оборотной стороне ценной бумаги (коносаменте, чеке, векселе). Синоним — передаточная надпись. Индоссамент сообщает о переходе прав от держателя ценной бумаги к другому лицу. При этом в собственность индоссату переходят полностью все права, содержащиеся в ценной бумаге.

Посмотреть практику:

  • постановление ЦИК СССР и СНК СССР от 07.08.1937 № 104/1341 «О введении в действие Положенияо переводном и простом векселе»;
  • Конвенция о Единообразном Законе о переводноми простом векселе (заключена в Женеве 07.06.1930).
  • пункты 3–5 ст. 71 и п. 3–5 ст. 100 Федерального закона от 26.10.2002 № 27-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)»;
  • пункт 26 постановления Пленума ВАС РФ от 22.06.2012 № 35 «О некоторых процессуальных вопросах, связанных с рассмотрением дел о банкротстве».

Бремя доказывания против абстрактности

Положение о том, что плательщик по векселю освобождается от платежа, если докажет, что векселедержатель знал или должен был знать на момент приобретения векселя о недействительности или отсутствии основания для его выдачи, идет прямо вразрез с самой идеей абстрактности. В то же время это создает существенные ограничения при злоупотреблении недобросовестными участниками гражданских правоотношений абстрактным характером вексельного обязательства. Остановимся на этом подробнее.

В большинстве своем суды, придерживаясь разъяснений Постановления № 33/14, возлагают бремя доказывания недобросовестности кредитора по вексельному обязательству на должника.

Так, в одном деле суд прямо указал, что в удовлетворении требований по взысканию вексельного долга может быть отказано в том случае, если будет установлено, что векселедержатель знал об отсутствии законных оснований к выдаче (передаче) векселя до или во время его приобретения. Наличие обстоятельств, свидетельствующих о недобросовестности держателя векселя, должно доказывать то лицо, возражения (постановление АС Центрального округа от 15.08.2016 № Ф10-2522/2016 по делу № А62-704/2015).

В другом деле суд вообще указал, что вексельное законодательство презюмирует наличие оснований для выдачи векселя и добросовестность векселедержателя до тех пор, пока обратное не будет доказано вексельным должником (постановление 9ААС от 31.03.2016 № 09АП-9138/2016 по делу № А40-78343/15).

«Терийоки девелопмент» vs «Смешинг Холдинг Лимитед»

По решению Арбитражного суда Петербурга и Ленобласти петербургская компания «Терийоки девелопмент» заплатит фирме с Виргинских островов «Смешинг Холдинг Лимитед» 71 млн рублей задолженности по векселю.

В ноябре 2015 года компании заключили соглашение, в соответствии с которым петербургская компания обязалась передать коллегам с Виргинских островов простой процентный вексель (или несколько векселей) на общую сумму 71 322 313 рублей. Однако, несмотря на то, что «Смешинг Холдинг Лимитед» направила вексель к платежу в срок, петербургская компания так и не совершила оплату. В июне прошлого года временно исполняющим обязанности нотариуса в Петербурге был совершен протест векселя в неплатеже. Тогда виргинская компания направила еще одно уведомление об уплате петербургским коллегам той же суммы, но уже с процентами, которых накопилось 4 726 780 рублей (по соглашению 12 % годовых). Претензия тоже осталась без ответа. Компания «Терийоки девелопмент» направила в суд отзыв, где согласилась с исковыми требованиями. По решению суда петербургская фирма заплатит в пользу «Смешинг Холдинг Лимитед» основной долг по простому векселю в размере 71 322 313,15 рублей, также проценты по векселю в размере 4 726 780,99 руб лей и расходы по оплате госпошлины в размере 200 000 рублей.

Суды проверяют основания выдачи векселя

Закон не ограничивает основания выдачи векселя. Само по себе отсутствие денежного или иного имущественного предоставления первым векселедержателем векселедателю в момент выдачи векселя не свидетельствует об отсутствии оснований для его выдачи и наличии обманных действий со стороны держателя векселя (постановление Президиума ВАС РФ от 21.06.2011 № 16623/10 по делу № А40-120754/09-55-921). Стоит признать важность данной позиции Высшего арбитражного суда, так как несправедливо было бы ограничивать основание вексельного обязательства лишь денежными и имущественными предоставлениями, не учитывая при этом положения законодательства об обеспечении обязательства или исполнении обязательства третьим лицом.

В то же время есть судебная практика, в которой при взыскании задолженности по вексельным обязательствам суды обращают внимание на непредставление векселедержателем доказательств наличия основания выдачи векселя. В качестве примера можно привести постановление АС Уральского округа от 29.01.2015 № Ф09-9562/14 по делу № А76-10037/2014. В нем суд отказал в удовлетворении кассационной жалобы векселедержателя о взыскании вексельной задолженности в связи непредставлением им доказательств заключения сделок, по которым спорный вексель являлся бы средством платежа либо выполнял бы обеспечительную функцию.

Еще одно интересное дело. Суд при отмене определения об утверждении мирового соглашения о выплате вексельного долга указал, что получение векселя без какого-либо встречного предоставления свидетельствует о создании векселедержателем лишь видимости добросовестного приобретения векселя и представляет собой использование конструкции абстрактных вексельных обязательств для целей злоупотребления правом (постановление АС Дальневосточного округа от 29.04.2015 № Ф03-1569/2015 по делу № А73-13546/2014).

Свою позицию суд подкрепил еще и тем, что в материалы дела не были представлены доказательства, подтверждающие какое-либо встречное предоставление за спорный вексель, а также доказательства, свидетельствующие о добросовестности векселедержателя при получении спорного векселя. И именно исследования этих доказательств, а также установление обстоятельств выдачи и получения векселя имеют существенное значение при разрешении вопроса о законности и обоснованности исковых требований и, как следствие, мирового соглашения, представленного для утверждения суду. Суд проверит основания для выплаты независимо от требований сторон об этом.

В настоящий момент сложилась устойчивая практика по вопросу включения в реестр требований кредиторов должника требования, основанного на вексельном долге.

В таких спорах проверка обоснованности и размера требований кредиторов осуществляется судом независимо от того, есть разногласия по поводу этих требований у должника и кредитора или нет. И установленными считаются только требования, в отношении которых представлены достаточные доказательства наличия и размера задолженности.

Поэтому суды при рассмотрении заявлений о включении в реестр требований кредиторов требований, основанных на задолженности по векселю, в большинстве своем исходят из необходимости представления векселедателем доказательств наличия основания выдачи векселей, что, по сути, противоречит п. 17 Положения и разъяснениям, содержащимся в п. 15 Постановления № 33/14.

Так, в постановлении АС Московского округа от 20.06.2016 № Ф05-3301/2016 по делу № А40120636/2015 суд, отказывая в удовлетворении кассационной жалобы кредитора об отказе в удовлетворении требования о взыскании вексельной задолженности, согласился с выводами судов первой и апелляционной инстанций.

Суды ссылались на то, что кредитор не представил доказательств, которые подтвердили бы основания возникновения обязательств вексельного характера должника перед кредитором и факт существования самих обязательств, в связи с которым был выдан данный вексель.

При этом к требованию кредиторов не были приложены доказательства, которые могли бы отразить указанную вексельную сделку в бухгалтерской документации кредитора и должника.

На сегодняшний день практика идет по пути отказа от презумпции абсолютной абстрактности векселя. Иначе простор для злоупотреблений становится поистине безграничным. Это может негативно отразиться на тенденции использования векселей в гражданском обороте.

Автор:  Никита Печуричко

Возврат к списку