Facebook Ru | En
Блог

Участие ОКУПОВ в арбитражном процессе

03.05.2017
Станислав Голунов, аспирант кафедры гражданского процесса УрГЮУ

1. На сегодняшний день развитие современных технологий распространения объектов авторских прав достигло такого уровня, что для каждого из нас прослушивание очередного музыкального хита по радио, чтение статей в свежей газете или просмотр фотографий в сети Интернет стало неотъемлемой частью повседневной жизни. Не является исключением и сфера бизнеса. Например, сегодня достаточно трудно представить себе посещение ресторана, в котором не звучит музыка. Однако, развитие современных технологий распространения информации, актуализировало проблему адекватной защиты правообладателей, которые объективно не могут отслеживать нарушения своих прав, которые могут быть совершены в разных уголках страны. И тем более трудно себе представить такую ситуацию, когда обиженный правообладатель начинает предъявлять сотни или тысячи исков к нарушителям в суды, которые находятся в разных регионах или даже странах.

На сегодняшний день данная проблема разрешается, в том числе, с помощью механизма коллективного управления, когда правомочия по защите прав на объекты интеллектуальной деятельности в силу соглашения сторон или прямого указания закона делегируются специализированной организации. Организация, осуществляющее коллективное управление авторскими и смежными правами (далее - ОКУП), в силу имеющихся у нее организационных и правовых возможностей, самостоятельно выявляет нарушения и предъявляет от имени в интересах правообладателя соответствующие иски к нарушителям. На территории Российской Федерации наиболее известны своей деятельностью такие ОКУПы как Общероссийская общественная организация «Российское авторское общество» (далее – ООО «РАО»)[1] и Общероссийская общественная организация «Всероссийская организация интеллектуальной собственности» (далее – ООО «ВОИС»)[2]. Из зарубежных ОКУПов можно назвать The American Society of Composers, Authors and Publishers (ASCAP)[3], Broadcast Music Incorporated (BMI)[4], Society of European Stage Authors and Composers (SESAC)[5] и другие.

Необходимо отметить, что долгое время рассмотрение споров с участием ОКУПов, являлось большой редкостью для арбитражных судов. Судебная практика исходила из того, что поскольку такая организация действует в интересах правообладателей, которые в большинстве своем являются физическими лицами, то в силу субъектного состава участников спора такие дела подведомственны судам общей юрисдикции[6].

Все кардинально изменилось, когда Федеральный закон от 08 декабря 2011 г. № 422-ФЗ внес изменения в АПК РФ, закрепив, что споры о защите интеллектуальных прав с участием ОКУПов относятся к специальной подведомственности арбитражных судов и рассматриваются такими судами независимо от субъектного состава спорного материального правоотношения. Закрепление новой категории споров поставило большое количество вопросов, которые долгое время не имели единообразного решения в судебной практике. Многие из вопросов, которые не имели однозначного решения были разрешены в Постановлении Пленума ВАС РФ № 51 от 18 июля 2014 г. «О некоторых вопросах, возникающих при рассмотрении споров с участием организаций, осуществляющих коллективное управление авторскими и смежными правами» (далее - Постановление). Достаточно символично, что ВАС РФ дал разъяснения по данной категории споров в своем самом последнем постановлении, тем самым подчеркнув, что данная категория споров имеет на сегодняшний день важное значение.

2. В пункте 1 Постановления, ВАС РФ дал разъяснения, касающиеся процессуального положения ОКУПа. Так в силу пункта 5 статьи 1242 ГК РФ ОКУП вправе от имени правообладателей или от своего имени предъявлять требования в суде, а также совершать иные юридические действия, необходимые для защиты прав, переданных им в управление на коллективной основе. Процессуальный статус ОКУПа определяется ст. 53 АПК РФ, т.е. ОКУП является лишь процессуальным истцом по делу и действует не в своих интересах, а в интересах правообладателей. Необходимо отметить, что данное положение было ранее закреплено еще в п. 21 совместного постановления Пленума ВС РФ и Пленума ВАС РФ от 26.03.2009 № 5/29 «О некоторых вопросах, возникших в связи с введением в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации».

Вместе с тем, несмотря на данное разъяснение, в арбитражной практике встречаются случаи, когда суды неверно квалифицируют отношения между ОКУПом и правообладателем, что в итоге приводит к вынесению незаконных судебных актов. Также в ряде случаев суды позволяют ОКУПу изменить модель искового заявления с личного иска на иск в защиту другого лица, что на наш взгляд не является правомерным с точки зрения действующего процессуального законодательства. В качестве примера можно привести судебную практику с участием Некоммерческого партнерства по содействию защиты прав на интеллектуальную собственность «Эдельвейс» (далее – НП «Эдельвейс»). Указанная организация действует в интересах другого юридического лица – ООО «Маша и медведь», которому принадлежат исключительные права на персонажи достаточно популярного в России мультипликационного сериала «Маша и медведь». Так в рамках одного из судебных дел, НП «Эдельвейс» предъявило иск к индивидуальному предпринимателю о взыскании компенсации за нарушение исключительных прав на изображения персонажей мультфильма. Суд первой инстанции исковые требования НП «Эдельвейс» удовлетворил и взыскал с предпринимателя компенсацию за нарушение авторских прав[7]. Суд по интеллектуальным правам решение суда первой инстанции отменил и направил дело на новое рассмотрение[8]. При новом рассмотрении, НП «Эдельвейс» очевидно поняв, что иск должен был быть предъявлен не в его интересах, а в интересах правообладателя – ООО «Маша и медведь», уточнил исковые требования и просил взыскать компенсацию уже в пользу ООО «Маша и медведь». Суд первой инстанции указанные уточнения исковых требований принял и удовлетворил исковые требования в пользу ООО «Маша и медведь»[9]. Вместе с тем, на наш взгляд суд первой инстанции нарушил нормы процессуального права, поскольку заявленные уточнения нельзя рассматривать в качестве уточнений исковых требований по смыслу ст. 49 АПК РФ (изменение предмета или основание иска), а фактически являются заменой ненадлежащего истца по делу, что не допускается АПК РФ. В рассматриваемом случае, суд первой инстанции должен был отказать как в уточнении исковых требований, так и в удовлетворении иска, поскольку иск изначально был предъявлен ненадлежащим истцом.

ВАС РФ разъяснил требования к исковому заявлению, которое предъявляется ОКУПом. Данная организация при обращении в суд в защиту прав конкретного правообладателя применительно к п. 2 ч. 2 ст. 125 АПК РФ обязана указать сведения о нем, позволяющие идентифицировать его (фамилию, имя и отчество или фирменное наименование). Если ОКУП действует на основании договора с другой организацией, в том числе иностранной, управляющей правами на коллективной основе (пункт 3 статьи 1242 ГК РФ), указываются сведения о фамилии, имени и отчестве или фирменном наименовании правообладателя, а также сведения о наименовании и местонахождении этой организации. В случае если ОКУП не выполнит указанные требования к содержанию искового заявления, то по смыслу ст. 128 АПК РФ исковое заявление должно быть оставлено без движения.

На наш взгляд, помимо указания в исковом заявлении ОКУПом сведений о лице, в интересах которого предъявляется иск, ОКУП также обязан обосновать свое право на предъявление соответствующего искового заявления в защиту интереса другого лица - наличие государственной аккредитации или соответствующего договора с правообладателем. Данная проблема особенно актуальна, когда речь идет о защите прав иностранных правообладателей. На сегодняшний день в судебной практике распространена позиция, что ОКУП, который имеет государственную аккредитацию вправе представлять как интересы российских правообладателей, так и зарубежных. На наш взгляд данная позиция является ошибочной, поскольку государственная аккредитация как акт волеизъявления российского органа государственной власти ограничивается территорией Российской Федерации и не может распространяться на иностранных граждан, которые передали свои права в управление иностранному ОКУПу. При предъявлении иска в защиту иностранного правообладателя, российский ОКУП должен представить суду соответствующий договор с иностранным правообладателем, либо с иностранным ОКУПом, иначе он не докажет свои полномочия на предъявление иска в защиту интересов правообладателя.

Не совсем понятным является положение постановления, которое возлагает на ОКУП обязанность направить судебное извещение правообладателю, в интересах которого предъявлен соответствующий иск. Во-первых, по смыслу ст. 121 АПК РФ извещение лиц, участвующих в деле, является обязанностью суда и каких-либо исключений в отношении рассматриваемой категории дел, действующий АПК РФ не содержит. Во-вторых, не понятны и правовые последствия неисполнения такой обязанности ОКУПом.

3. Пункт 2 Постановления определяет, что спор с участием ОКУПа может быть рассмотрен судом и без участия конкретного правообладателя.

Вместе с тем, если иск заявлен в защиту прав конкретного правообладателя, такой правообладатель обладает процессуальными правами истца, извещается судом о времени и месте рассмотрения дела путем направления ему определения о принятии искового заявления ОКУПа к производству с указанием на то, что он имеет право принимать участие в судебных заседаниях, приводить свои доводы и соображения относительно требований, предъявленных организацией по управлению правами на коллективной основе, в том числе поддерживать или не поддерживать требования ОКУПа.

4. В пункте 3 Постановления указано, что в силу п. 2 ст. 1243 ГК РФ, если лицензионный договор с пользователем заключает непосредственно правообладатель, ОКУП может собирать вознаграждение за использование объектов авторских и смежных прав только при условии, что это прямо предусмотрено данным договором.

Данная правовая позиция ВАС РФ была отражена еще при рассмотрении спора между ООО «РАО» и ООО «Мельница XXI век»[10]. Указанный спор возник между ООО «РАО» и ООО «Мельница XXI век» по поводу исполнения договора о предоставлении права использования обнародованных произведений способом публичного исполнения в ходе московского концерта групп «MUSE» и «We Are Scientists». При рассмотрении дела суды установили, что компания ООО «Мельница XXI век» имела заключенные соглашения, как с правообладателем, так и с ОКУПом. С учетом указанных обстоятельств дела ВАС РФ определил, что по смыслу ст. 1243 ГК РФ заключение лицензионного договора пользователем с непосредственным правообладателем влечет прекращение права ОКУПа по сбору вознаграждений в отношении соответствующих объектов авторских и смежных прав.

5. Пункт 4 Постановления посвящен вопросу, связанному с возможностью ОКУПа отказаться от исковых требований или заключить мировое соглашение с ответчиком, когда иск предъявлен в защиту конкретного правообладателя. Постановление разъяснило, что производство по делу, возбужденное на основании такого искового заявления ОКУПа может быть прекращено, в том числе в случае отказа ОКУПа от иска, если правообладатель не заявит о рассмотрении дела по существу, а также в случае заключения мирового соглашения между правообладателем (в пределах его полномочий) и ответчиком (с учетом пункта 2 статьи 1243 ГК РФ) или между ОКУПом (в пределах ее полномочий) и ответчиком (с учетом пункта 1 статьи 1243 ГК РФ), если это не противоречит закону и не нарушает права правообладателя и других лиц (часть 5 статьи 49 АПК РФ).

Вместе с тем конкретный правообладатель, вступивший в рассматриваемое дело, вправе заявлять свои возражения против заключения мирового соглашения между ОКУПом и ответчиком.

6. Пункт 5 Постановления закрепил важное положение, касающееся определения размера компенсации за нарушение авторских прав в случае, если объект авторского права имеет несколько правообладателей.

ВАС РФ отметил, что нарушение одним действием прав нескольких лиц, которым совместно принадлежит исключительное право на один результат интеллектуальной деятельности (например, соавторов или коллектива исполнителей), является одним случаем неправомерного использования результата интеллектуальной деятельности.

Данный пункт Постановления стал логическим продолжением правовой позиции ВАС РФ, которая была изложена в одном из постановлений Президиума[11]. В рамках указанного дела ООО «РАО» предъявило к Государственному автономному учреждению Республики Мордовия «Ледовый дворец» иск о взыскании компенсации за нарушение исключительных прав на ряд музыкальных произведений, которые воспроизводились ответчиком. При этом, ООО «РАО» при расчете исковых требований полагало, что за использование музыкального произведения, которое имеет несколько авторов, размер компенсации размер должен быть рассчитан исходя из количества авторов музыкальных произведений. Например, если произведение имело пять авторов, то при минимальной компенсации в размере 10 000 рублей (ст. 1301 ГК РФ) общая сумма взыскиваемой компенсации за незаконное использование одного произведения должна была составлять 50 000 рублей. Однако суд первой инстанции отклонил подобный расчет и удовлетворил исковые требования частично. Решение суда первой инстанции было оставлено в силе судами апелляционной и кассационной инстанций. Не согласившись с принятыми по делу судебными актами ООО «РАО» обратилось в ВАС РФ с надзорной жалобой. Президиум ВАС РФ оставил судебные акты без изменения, указав, что каждый случай неправомерного использования музыкального произведения представляет собой самостоятельный состав правонарушения, за совершение которого одно и то же лицо не может быть неоднократно привлечено к гражданско-правовой ответственности. Положения пункта 4 статьи 1258 ГК РФ подлежат применению с учетом принципа индивидуализации вины и недопущения многократного привлечения лица к ответственности за совершение одного и того же правонарушения. То есть за взысканием компенсации за неправомерное использование одного и того же произведения соавтор может обратиться в случае, если ранее правонарушитель еще не привлекался к ответственности за аналогичное по времени и месту незаконное использование этого же произведения.

7. Пункт 6 Постановления содержит разъяснения, касающиеся содержания судебных актов и исполнительных документов, которые выносится по итогам рассмотрения иска о взыскании убытков или компенсации за нарушение интеллектуальных прав конкретного правообладателя. В рассматриваемом случае, в резолютивной части судебного акта должен обязательно указать, что денежная сумма подлежит взысканию в пользу конкретного правообладателя. В исполнительном листе в качестве взыскателя также указывается правообладатель. Необходимо отметить, что действующий Федеральный закон «Об исполнительном производстве» (далее – Закон об исполнительном производстве) устанавливает требования к содержанию исполнительных документов, в том числе к исполнительным листам, выдаваемым судами. В п. 5 ст. 13 Закона об исполнительном производстве указано, что исполнительный документ обязательно должен содержать сведения о взыскателе:

а) для граждан - фамилия, имя, отчество, место жительства или место пребывания;

б) для организаций - наименование, место нахождения, фактический адрес (если он известен), дата государственной регистрации в качестве юридического лица, идентификационный номер налогоплательщика.

Указанные сведения о правообладателе должны быть представлены ОКУПом.

По ходатайству ОКУПа и при отсутствии возражений конкретного правообладателя исполнительный лист, взыскателем по которому является правообладатель, выдается этой организации, которая и предъявляет его к исполнению в порядке, установленном Законом об исполнительном производстве.

Данная организация вправе осуществлять контроль за исполнением решения суда, в том числе обращаться в суд, оспаривая решения и действия (бездействие) судебного пристава-исполнителя по исполнению такого исполнительного листа.

В случае если заявленные требования удовлетворены, судебные расходы, понесенные ОКУПом, в силу ст. 110 АПК РФ взыскиваются в ее пользу. Названная организация указывается в качестве взыскателя в отношении данной суммы в выдаваемом ей исполнительном листе.

8. Пункт 7 Постановления определяет категории споров, по которым положения постановления не подлежат применению в случае предъявления в суд требований ОКУПом, который имеет государственную аккредитацию, если они предъявлены от имени неопределенного круга правообладателей, а также на споры о заключении, об исполнении, об изменении и о прекращении договоров, предусмотренных п. 1 ст. 1243 ГК РФ.

На наш взгляд, данный пункт Постановления существенно сужает сферу своего применения. Во-первых, как показывает судебная практика большинство споров с участием ОКУПов – это споры, в которых в качестве истца выступает ОКУП, имеющий государственную аккредитацию (ООО «РАО», ООО «ВОИС» и др.). Во-вторых, не совсем понятна грань между иском в защиту неопределенного круга лиц и иском в защиту другого лица. Здесь ключевым будет являться вопрос об индивидуализации и персонализации конкретных правообладателей. Очень часто иски предъявляются в связи с нарушением конкретных объектов авторских или смежных прав, поэтому истец или суд могут определить круг правообладателей (даже если их число является значительным), чьи права и законные интересы могут затрагиваться судебным решением, то такой иск нельзя рассматривать в качестве иска в защиту неопределенного круга лиц.


[6] См. например Постановление Президиума ВАС РФ № 9132/09 от 24 ноября 2009 г.

[7] Решение Арбитражного суда Свердловской области от 03 декабря 2013 г. по делу № А60-37502/2013.

[8] Постановление Суда по интеллектуальным правам от 07 августа 2014 г. по делу № А60-37502/2013.

[9] Решение Арбитражного суда Свердловской области от 12 ноября 2014 г. по делу № А60-37502/2013.

[10] См. подробнее Постановление Президиума ВАС РФ № 11277/2012 от 04 декабря 2012 г. по делу № А40-74258/2011

[11] Постановление Президиума ВАС РФ № 19440/13 от 15 апреля 2014 г. по делу № А39-3670/2012.

Автор:  Станислав Голунов
Источник:  Журнал «Корпоративный Юрист»

Возврат к списку